.

«Он по-другому не понимает». Что происходит с психикой, когда ребенка бьют

Жительницу Тюменского района обвиняют в истязании дочерей: женщина била девочек за ошибки в домашних заданиях и выгоняла без одежды на мороз. Что происходит с детской психикой, когда взрослые применяют силу, почему телесные наказания ничему не учат и чем опасны «просто шлепки»? Об этом вместе с «Правмиром» рассуждает клинический психолог Александра Меньшикова.

 — С одной стороны, в обществе снижается терпимость к насилию над детьми, все чаще говорят о том, что их бить нельзя. С другой — мы нередко слышим о вопиющих случаях, когда родители избивают за малейшую провинность. Как эти случаи связаны с терпимостью к насилию и с чем еще они могут быть связаны?

Александра Меньшикова

— У многих родителей физическое насилие ассоциируется с инструментом воспитания. Поднимая руку на ребенка, они думают, что так быстрее добьются от него желаемого поведения: «А как еще с ним разговаривать?» Люди приходят с работы уставшие, их ждут домашние заботы, а тут еще и ребенок под ногами мешается. Чтобы разговаривать и объяснять, требуются усилия, но не всегда на это есть ресурс.

Помимо заблуждений для некоторых это еще и способ эмоциональной регуляции. Человек испытывает напряжение, ему плохо, он злится, тревожится, и ребенок для него — удобный объект, на который можно безнаказанно слить негатив. Побил, поругал, снял стресс — и стало легче. К сожалению.

— Что происходит с психикой ребенка, когда его болезненно наказывают?

— Все зависит от того, насколько наказание было предсказуемо. Например, в семье установлены правила: сделаешь то-то и получишь то-то. Это лучше.

Но зачастую наказывают спонтанно. Ребенок, в отличие от взрослых, не может вербализовать свой страх, у него возникает ощущение постоянной угрозы, потому что он доверял родителям или тем, кто заботится о нем, а эти люди причинили ему боль. 

Либо второй момент — чувство вины. Родители прикрывают наказание тем, что ребенок сам виноват. Дети никогда не будут думать, что они живут с плохим человеком. Раз с ними так обращаются — значит, они это заслужили, так работает их логика.

Дети, которые пострадали от насилия, всю жизнь порой проводят с глубинным ощущением, что они плохие.

Для полноты картины добавьте сюда чувство стыда, если ребенка раздели. 

А кроме того, дети становятся агрессивными. Они смотрят на взрослых: «Ага, если родителям что-то не нравится — они бьют. Ну хорошо, значит, мне тоже можно». И они, скажем, устраивают в школе драку, если вдруг что-то не так. Агрессивному поведению учатся. Но в любом случае у такого ребенка будет хронический стресс. 

Во взрослой жизни дети, пострадавшие от насилия, часто «собирают» какие-то неприятности, происходит так называемая ретравматизация: они общаются с токсичными людьми, попадают в травмирующие обстоятельства, с ними опять может повториться насилие. Не потому, что они будут искать это специально, нет. Просто у таких людей полностью нарушена система представлений о мире.

— Чем объяснить эти процессы?

— Доказано, что насилие физическое никогда не идет в одиночку, рядом всегда присутствует насилие эмоциональное. И если разовый эпизод, возможно, не принесет ребенку сильного вреда, то последствия постоянной практики необратимы для его мозга. Так что бить детей — это плохо не столько с точки зрения морали, сколько физиологии: человеку наносится непоправимый ущерб.

Когда проводили МРТ-исследования, выявили, что объем мозга у взрослых, с которыми в детстве жестоко обращались, меньше, чем у людей без травматического опыта. Например, у них меньше левый гиппокамп: так как эта часть головного мозга дополнительно отвечает за вербальную память, у человека будут снижены когнитивные способности. По этой причине дети, по отношению к которым практикуется насилие, чаще всего не успевают в школе.

Еще их лимбическая система — структура, отвечающая за эмоции, — постоянно находится в состоянии повышенной активности. Человек не может ощутить себя в безопасности. 

У детей, с которыми жестоко обращались, как правило, выше риск психических расстройств, от депрессии до различных психозов. Меняется физиология в целом, эмоциональные процессы влияют на физиологические: вырабатываются гормоны стресса, катехоламины, сразу учащается сердечный ритм, меняется уровень глюкозы в крови и так далее. Люди становятся более уязвимы, потому что изменяется работа иммунной системы, на этом фоне появляется риск эндокринных и сердечно-сосудистых заболеваний. 

Шлепки — это тоже насилие

— С чем у ребенка потом ассоциируется насильственное раздевание и битье по обнаженным частям тела? 

— С тем, что он вещь и с ним можно обращаться, как хочется. Он будет думать, что другие лучше знают, как с ним поступать. У людей может нарушиться восприятие своего тела и связанных с ним функций: либо они начнут ненавидеть это тело и причинять ему вред (самоповреждение, зависимости, расстройства пищевого поведения), либо они вступят в какие-то деструктивные отношения, где к телу регулярно практикуют насилие, либо вообще ни в какие отношения вступать не будут,  потому что боятся близости: там, где близость, надо же открываться. А как открыться, если тебя в детстве предали твои близкие? 

— С какого возраста мы начинаем осознавать свои границы? 

— «Я» у ребенка формируется в 3 года. Но это история не про то, понимает ребенок, что с ним делают, или нет, здесь важен эмоциональный окрас. Когда бьют — это неприятно. «Ой, да он ничего не понимает и все забудет», — говорит родитель. Нет, все помнится, в том и дело. У ребенка нет вербальной памяти, и он не может выстроить причинно-следственную связь, но на бессознательном уровне страх все равно никуда не исчезнет. Ребенок может не помнить каких-то вещей, но у него будет фоновый уровень тревожности.

— В вашей практике были такие случаи? 

— Ко мне на консультацию пришел мужчина, которого преследуют панические атаки. Кстати, есть убеждение, что мальчиков надо воспитывать строже, на самом деле это все тоже мифы. 

Человек застрял в лифте и после этого боялся выйти из дома. Потом он вспомнил, что его в 5 лет насильно заперли в шкафу: он мешался под ногами, родители закрыли его, чтобы не отвлекал, похихикали и ушли гулять. Мальчик просидел там до вечера, пока его не вытащила бабушка. Причем это был разовый эпизод, и никто с ним жестоко не обращался. 

К сожалению, все эти вещи хранятся в нашей памяти. Любой опыт обрабатывается, и человек может не помнить этих событий, но, сталкиваясь с каким-то объектом или ситуацией, он невольно может выдать вот такую реакцию по типу условных рефлексов.

— То же ли самое бывает, когда это «просто шлепнул разок»? Чем опасны «просто шлепки»?

— Шлепки — тоже насилие. Насилие для ребенка — это вообще любое применение физической силы или власти со стороны взрослого, которое связано с болью и страхом. Не обязательно должна оставаться физическая травма, шлепки приносят эмоциональный вред.

Взрослого ударим — что он почувствует? Унижение. То же самое и с ребенком.

Битые дети еще часто становятся объектом буллинга в школе или организуют его вокруг других. Родителям, которые хотят воспитать ребенка личностью, невыгодно это делать — исправить последствия гораздо труднее.

Если ударили один раз, вопрос к родителю: почему вы другие способы воспитания не хотите использовать? Если человек оправдывается («Я ничего, я всего один раз…»), это повторится снова, потому что у него нет более конструктивных альтернатив.

— Есть в телесном наказании справедливость, как думают родители? Можно ли сопоставить самые серьезные детские провинности с идеей ударить ребенка, например, ремнем?

— Нет, конечно. Родители, которые практикуют такие способы, чувствуют себя беспомощными: они в отчаянии не знают, куда бежать и как реагировать. Наказание краткосрочно, у него нет далеко идущих последствий.

Если мы хотим отучить ребенка что-либо делать, то нам надо позаботиться о том, чтобы ему в будущем было невыгодно вести себя так, как он ведет себя сейчас. Мы его шлепнули, он в моменте испытал страх, обозлился, ему показалось, что его несправедливо обидели, в результате он почувствовал себя униженным — ничего хорошего.

В следующий раз ребенок забудет и снова сделает то, за что его отругают. Он же, когда его шлепают, не понимает, почему так поступать нельзя. Наоборот, это еще больше спровоцирует желание сделать что-то назло. Ему автоматически разрешается не думать, не анализировать — за него подумают и следом накажут. А мы мечтаем, чтобы он вырос ответственным и думал своей головой. Учить нужно не ремнем, голова не от этого начинает работать.

— А от чего?

— Мысли не возникают сами по себе, мышление и речь формируются параллельно. Если мы начинаем не бить, а объяснять, то у ребенка в этот момент включается не амигдола, как у животного, а другие центры, и ему уже надо анализировать то, что вы ему говорите. И вот благодаря этой стимуляции отделы мозга и развиваются. 

А когда мы бьем по попе, мы стимулируем только лимбическую систему (эмоциональный мозг): ребенок будет бояться — и все. Если хотим развивать ребенка, нужно использовать вербальный инструмент, показывая причинно-следственные связи. Но это же занимает время, ударить ремнем быстрее.

Родителям стыдно признаться, что они бьют детей

— У родителей наверняка найдется аргумент: «Но если этот балбес по-другому не понимает, я ему миллион раз говорила…»

— Чтобы ребенка научить, важно опираться на его сознание. У родителей часто бывают завышенные ожидания от детей: «Почему он не понимает?» Да потому что у него мозг еще не развит. Мозг заканчивает свое созревание к 20–25 годам. Последней дозревает префронтальная кора, она отвечает за волевые процессы, за принятие решений, за ответственность и так далее. А вот сидит 5-летний ребенок, и от него требуют такого же поведения, как от взрослого.

Когда ко мне приходят родители, они не говорят с порога: «Вы знаете, я бью ребенка ремнем, давайте что-то с этим делать». Все боятся осуждения. Говорить со взрослыми на эти темы — вообще большая проблема.

Если ребенок рассказал психологу, что его били, это вызывает у родителей столько стыда!

Редко когда родители признаются, чаще от них слышишь оправдания: «Вот, я один раз шлепнул, но это в сердцах, я была уставшая». То есть отводят взгляд, говорят общими фразами и стараются этой темы вообще избежать.

Они стыдятся и молчат, как партизаны или переносят ответственность на ребенка. «Нет, этого не было! Один раз шлепнул и все, чтобы успокоился, а так я его не бью. Вы что?! — примерно так выглядит консультация. — Он неблагодарный, не ценит, что я для него делаю.  Говорю ему заниматься, он не занимается, говорю убрать за собой посуду, он не убирает…» И поэтому я часто прошу ребенка выйти из кабинета во время таких разговоров, не надо усугублять его чувство вины.

— И что решит проблему вместо ремня, если ребенок неуправляем? 

— Принципы бихевиоризма. Например, метод положительного подкрепления. Ребенок выполняет задание и за это получает «награду». Но часто родители обещают неправильно: «Будешь хорошо учиться полгода, мы тебе купим iPad». А потом они сокрушаются, что даже iPad не помогает. 

Почему? Это очень долгий срок. Вот он сделал уроки — и ему тут же надо что-то дать, чтобы в голове сформировалась связка: «Делать уроки вовремя — хорошо».  Если он не делает уроки, то мы заранее договариваемся о правилах: «Ты делаешь уроки, ты получаешь вот этот бонус. Ты не делаешь уроки, останешься без него». Мы закладываем второй вариант, но, если дети не делают уроки, у них должны быть негативные последствия.

— Чем это отличается от насилия? Мы же все равно наказываем…

— Нет, мы заранее объясняем, что у ребенка есть выбор. Он не обязан с нами соглашаться, он может считать по-другому, нравится нам это или нет. И важно сразу на входе эти негативные последствия проговорить.

Например, если ты не сделаешь уроки, тогда вечером не получишь телефон. Важный момент — мы не угрожаем отобрать телефон, а говорим: «Смотри, надо делать уроки, у тебя есть такие варианты. Ты их сделаешь, я проверю, и ты сможешь поиграть. Второй вариант такой: ты можешь не делать, я не буду звонить и ругаться, но телефона вечером не будет. Делай выбор, мы уважаем любое твое решение».

— Допустим, он не сделал и бегает по дому с криками: «Верните мой телефон!» Что дальше?

— В этот момент родителям ничего не надо делать. Таким образом мы учим ребенка думать о долгосрочных последствиях. И плюс, у него не будет этого необоснованного чувства страха, что он сейчас должен спрятаться в углу комнаты и ждать, когда его накажут.

Но как еще часто бывает? Ребенку обещали конфету, игрушку, а потом: «А-а-а-а, я забыла совсем…» А он целый день старался. Ваши труды пойдут насмарку, потому что он не будет вам доверять. Это не дети плохие — это родители непоследовательные.

Еще важно, чтобы в семье все были за одно. Ведь частая история, когда мама запретила, папа запретил, а бабушка пришла и всю систему сломала: «Зачем вы отобрали телефон, пусть ребенок чуток поиграет!»

— Иногда родители говорят: «Вечером придет отец, он-то тебе всыпет». Что вызывает в психике человека отложенное наказание?

— Это вообще не работает. О последствиях нужно предупреждать и они должны быть сразу, как и положительное подкрепление. Обратите внимание: не наказание, а последствие, которое невыгодно человеку. А если мы его отложили, мы потеряли время на формирование связки.

Можно даже это наказание опустить, лучше поговорить с супругом, позвать ребенка, который хулиганит, и с ним обсудить новые правила игры. Если дети младшего школьного возраста, с ними лучше сменить серьезный тон и общаться при помощи игры. Когда все напряжены, ребенок начинает нервничать и закрываться. Если мы хотим, чтобы он выполнял какие-то пожелания, нужно, чтобы бы он доверял нам.

— Когда ребенка выгоняют на мороз или в подъезд в качестве наказания, что происходит в этот момент у него внутри?

— Он думает: «Я не нужен». Возникает желание исчезнуть, ощущение брошенности, беспомощности, одиночества. Взрослого выгнать на мороз, он веселиться будет? Так же и ребенок. Ты доверяешь близкому человеку, которого ты любишь, а он тебя выгоняет. 

Некоторые так и уходят из дома. Это всегда симптом, что дома им небезопасно. Насколько должно быть плохо в семье, чтобы ты пошел ночевать к другу или остался где-нибудь на улице? Из дома могут уходить дети, семьи которых внешне благополучны. Еда, одежда — все у них есть, но при этом они испытывают эмоциональное насилие.

— Люди говорят: «Бить, конечно, нельзя, но все же это дело семьи». Почему мы боимся вмешиваться?

— К сожалению, бытует такое мнение: «Моя хата с краю, ничего не знаю. Взрослые люди, сами должны разбираться». Или это воспринимается как стукачество. Только в крайнем случает соседи позвонят в службу опеки, а в большинстве случаев сделают вид, что ничего не заметили. И четких законов на этот счет, к сожалению, нет.

— Вы думаете, они возможны? Какому родителю это понравится?

— Думаю, они появятся. Я сужу по своей практике: за последние лет десять многое изменилось. Если раньше вообще эта тема была табуирована, то сейчас люди начали хотя бы говорить, выросло количество обращений детей и подростков — это статистика. Табуированность снимается, люди поняли, что можно и нужно идти за помощью.

7 советов родителям, которые иногда бьют детей, но хотят прекратить:

  • Как в самолете: сначала наденьте маску на себя, потом — на ребенка. Займитесь своей эмоциональной саморегуляцией, старайтесь заботиться о себе, чтобы в жизни было меньше стресса.
  • Используйте принципы поведенческого научения, такие как положительное и негативное подкрепление. Подкрепление работает лучше, чем наказание. Разработать систему своевременных поощрений за хорошее поведение.
  • Если вы договариваетесь с ребенком о каком-то правиле, то все члены семьи должны быть заодно: пусть супруг, бабушки, дедушки, дяди и тети знают, что iPad выдается только после того, как ребенок сделает уроки.
  • Отложите ремень, который иногда висит на видном месте для угрозы. Ремнем ничему нельзя научить, ребенок будет только бояться или злиться.
  • Если вы не готовы разговаривать с ребенком, самое лучшее, что вы можете сделать, — не кричать и не бить. Учитесь брать паузу. Погуляйте с собакой или просто сходите в магазин, но не идите на поводу у своих эмоций.
  • Учите его выстраивать причинно-следственные связи и разговаривайте с ним. Сам он ничему не научится и будет брать пример с родителей: если вы кричите, он тоже будет это делать.
  • Ребенок — это не кукла, а отдельная личность. Он не обязан соответствовать вашим ожиданиям, быть удобным и ответственным с самого рождения в силу того, что его мозг для этого пока не развит в полной мере.
  • Источник

    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    МОЛОДАЯ МАМА | MOLODAYA MAMA
    Добавить комментарий