Родители подростков, как вы вообще это делаете?

© Maria Lysenko, Unsplash

Вы когда-нибудь видели скандалящего подростка? Такой бури эмоций не покажут ни в одном фильме. Топает ногами, швыряет вещи, слезы ручьем… “Да ты… да я… да больше никогда…” Кто бы подумал, что речь идет о двух тарелках и чашке…

— Главное — доверие, — говорит моя подруга. — Я никогда не смотрю в телефоны своих детей, не роюсь в их вещах. Я им полностью доверяю, а они доверяют мне. Это главное, самое дорогое в отношениях. Если я чего и боюсь, то разрушить это доверие.

А я молча слушаю ее и завидую. Я боюсь многих, очень многих вещей. Например, что дочь заболеет или потеряется. Что будет несчастлива, не научится общаться с людьми, что у нее не будет друзей. Что она свяжется с плохими людьми, не закончит школу, не найдет хорошую работу. Я боюсь стольких вещей, что разрушить доверие среди них — далеко не на первом месте.

Да я вообще не уверена, есть ли оно между нами, это доверие?

Через пару месяцев ей одиннадцать. Подросток в полном расцвете сил. Все как по книге: “Ты меня не понимаешь, все против меня, жизнь ужасна”. Перепады настроения, тело меняется, гормоны бушуют. Она такая уязвимая. И такая невыносимая.

Вот я сижу и разговариваю с ней по душам. Кажется, мы друг друга понимаем. Она слушает, кивает, обещает. А потом я захожу в ее комнату…

Конфеты и остатки печенья под матрасом, планшет с аккаунтом в ютьюбе, заведенный без моего разрешения (а там видео! моя дочь с подругой в макияже, наш кот, наш дом!!), школьные тетради, которые разве только паутиной не поросли.

Как только я выхожу за дверь, она тут же начинает делать все, чего обещала не делать. Как только мы с ней приходим куда-либо, она тут же нарушает все договоренности. О каком доверии может идти речь?

И снова мы сидим и разговариваем по душам. Кажется, мы друг друга понимаем. Она смотрит мне в глаза, слушает, кивает, обещает. А потом я прошу ее помыть посуду…

Вы когда-нибудь видели скандалящего подростка? Такой бури эмоций не покажут ни в одном фильме. Топает ногами, швыряет вещи, слезы ручьем… “Да ты… да я… да больше никогда…” Кто бы подумал, что речь идет о двух тарелках и чашке…

Я слушаю свою подругу, у которой идеальные дети — умные, честные и трудолюбивые. Она уважает их приватность, она не заглядывает в их телефоны, она не спрашивает, сделали ли они домашние задания. Когда она возвращается домой после работы, они подогревают ей обед, а в раковине нет грязной посуды.

Я завидую ей. Но это не моя история. Не мой мир, не моя дочь…

И я очень боюсь. Представляю, как копятся школьные тетради с невыполненными заданиями. Как оценки с каждым днем становятся хуже и хуже. Как появляются странные подписчики в ее тайных аккаунтах, странные и страшные люди, которые могут причинить ей вред. Как гниют остатки еды по углам в ее комнате, как все зарастает паутиной и плесенью.

Я не понимаю, как люди делают это? Как отпускают своих подрастающих детей, дают им свободу? Как находят в себе силы доверять?

Мое огромное достижение — не орать. Я смотрю на то, что делает моя дочь и холодею от ужаса. Но внешне улыбаюсь и говорю только: “Ну ты даешь, дорогая”.

И снова мы сидим и разговариваем по душам. И кажется, что в этот раз, мы друг друга понимаем. А она такая уязвимая и такая невыносимая. Она смотрит мне в глаза, слушает, кивает, обещает. А потом… когда-нибудь это начнет работать, правда?

Автор: Наши Дети

Фотография: Maria Lysenko, Unsplash

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
МОЛОДАЯ МАМА | MOLODAYA MAMA